• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Ness Target (список заголовков)
20:33 

Образ сатаны в литературе

Ness Target
Первые сохранившиеся изображения Сатаны относятся к VI веку: мозаика в Сан Апполинаре Нуово (Равенна) и фреска в церкви Бауит (Египет). На обоих изображениях Дьявол представляет собой ангела, по своему виду принципиально не отличающегося от других ангелов.
Отношение к Сатане резко изменилось на рубеже тысячелетий. Это произошло после Собора в Клуни в 956 году и выработки методов, привязывающих верующих к их вере с помощью воздействия на воображение и запугивания (еще Августин рекомендовал изображать Ад "для воспитания невежд"). В целом до IX века Дьявол, как правило, изображался в человекоподобном образе; в XI начал изображаться получеловеком-полуживотным. В XV-XVI вв. художники во главе с Босхом и ван Эйком принесли в образ Дьявола гротеск. Ненависть и страх к Сатане, которые внушала и которых требовала церковь, требовали изображать его отвратительным.

С XI в. в Средневековье сложилась ситуация, знаменуемая созданием достаточных условий для формирования культа дьявола. Мощным катализатором, реализующим эти условия, стали средневековые дуалистические ереси. Начинается "эпоха дьявола", знаменуемая решительным переломом в развитии европейской религиозности, пик которой приходится на ХVI век – время повальной народной демономании и ведовства.

@темы: Собрание истин и заблуждений

13:12 

Дьявол: дракон или чужой?

Ness Target
Сатана (по-еврейски satan, арамейски sitena или satana, "противник в суде, в споре или на войне, обвинитель, наушник, подстрекатель", сравнимый с арабским шайтаном или буддистским марой), в религиозно-мистических представлениях иудаизма и христианства - главный антагонист Бога и всех верных ему сил на небесах и на земле, враг человеческого рода, в земной жизни - главный вдохновитель колдунов и ведьм, а в загробной - царь ада и повелитель бесов. Уже в этом определении заключена странная двойственность этого персонажа: с одной стороны он (упорно и изобретательно) искушает людей на грех, а с другой стороны, являясь владыкой ада, сам же их и наказывает.

Откуда же ведет свою родословную столь фантастический персонаж?

Свое антибожественное значение и роль антибога Сатана обретает в библейском мифотворчестве после вавилонского пленения. В Книге Иова он еще является среди ангелов неба и отнюдь не рекомендуется заклятым врагом Бога и разрушителем Его создания. Это только дух-скептик, фактотум неба по злым делам. Таков злой дух и в Книге Царств. Но уже у Захарии он выступает как враг и обвинитель избранного народа, а в Книге Премудрости Соломоновой Сатана - разрушитель и развратитель божественного миростроительства. В апокрифи-ческой Книге Еноха впервые звучит идея близости дьявола с человеком, и вина его изображается как отступничество от божества в сторону человечества, измена неба для земли. Дьяволы Еноха - ангелы, павшие чрез любовь к дочерям человеческим и позволившие оковать себя путами материи и чувственности.
В Ветхом завете сатана (у мусульман - шайтан) изображался в образе змеи. У этрусков существовал демон потустороннего мира Тухулка, который по своей сущности относился к духам мести, осуждающих в царство мертвых за грехи. Позднее внешность дьявола стала ассоциироваться у христиан с образом античного Пана.

Хотя дьявол, в отличие от Бога, всегда представлял собой грубо-материальное, конкретное и конечное начало, форма и облик его на протяжении истории менялись – то ли в зависимости от человеческой фантазии, то ли эпохальной ментальности, то ли чего-то иного. Интересен тот факт, что сами новозаветные тексты полностью отказываются от каких бы то ни было наглядных образов Сатаны. Когда ученики Христа впервые выходят на проповедь, Христос видит "Сатану, спадшего с неба, как молния" (Лук. 10,18). Дьявол под видом таинственного зверя 666 появляется лишь в Апокалипсисе, притом с весьма странными примета-ми.
В противовес им, средневековая фантазия вовсю изощрялась в детализации обликов врага рода человеческого, наделяя Сатану то исполинским телом, то чудовищным смешением антропоморфных и животных черт, то многорукостью и т.п. Пасть Сатаны часто оказывается тождественной с входом в ад, так что попасть в ад - означает быть "сожранным Сатаной".
Во всех описаниях сатаны поражает прежде всего признание его мудрости и эрудированности. Способность к рассудочным, формально-логическим построениям считалась особым достоянием дьявола. С помощью логической дедукции бесы и сам дьявол, будучи искушенными в анализе причинно-следственных связей, могли предсказывать события будущего, пу-тем различных прорицаний обольщая человека.
Присутствие в мире мощной чужеродной и, как сказали бы сейчас, оппозиционной силы человек чувствовал с глубокой древности, отразив это в многочисленных мифах. Желание понять и изучить (и приручить?) эту силу толкало его к колдовству, магии и демонизму.

Не спеша осуждать эти явления, попытаемся разобраться, что лежало в их основе, и как именно человек представлял себе первого Бунтаря.
Первые математизированные демонологии принадлежат пифагорейским платоникам, в частности, Плутарху Херонейскому (46-127 гг.). Влияние божества на мир у Плутарха происходит через "посредников" - добрых и злых демонов, населяющих "подлунный мир" (трактат "Исида и Осирис"). Авл Корнелий Цельс использовал учение о демонах в целях критики христианства, силу которого он связывал со знанием имен демонов и умением применять их с колдовскими целями. Критическому анализу Новый завет подверг и Порфирий (ок. 232-304 гг.). Логическим итогом его политеизма стало учение о бесчисленных "посредниках" между богом и человеком - злых и добрых демонах и богах. Отсюда его защита жертвоприношений, прорицаний, гаданий, различного рода чудес.

О дьявольских чинах упоминают уже в первом христианском веке апокрифическая книга Еноха и Новый Завет, не вдаваясь при этом в подробности. Полный же систематизированный реестр дьявольского и ангельского сонмищ появляется в период Реформации. Систему демонических чинов строили двояко: одни демонологи - в зависимости от классификации грехов, вверенных дьяволам, другие - по степени общего могущества и влияния. В народной книге Фауста находим такое расписание чинов: король ада - Люцифер, вице-король - Белиал, губернаторы - Сатана, Вельзевул, Астарот и Плутон, князья - Мефистофель и еще 6 других и т.д. [1] Вся средневековая демонология, говоря в общем, была следствием развития рационалистически-догматической тенденции и, в частности, астрологии. В демонологические реестры входили также призраки, вампиры и привидения.
У дьявола много имен: Вельзевул, Аполлион, ангел бездны, Бегемот, Левиафан, Белиал и, наконец, Люцифер (Сатана). Четырьмя коронованными принцами ада считаются: САТАНА - (иврит) противник, враг, обвинитель, Властелин огня, Ада, Юга; ЛЮЦИФЕР - (латынь) носитель света, просвещения, утренняя звезда, Властелин воздуха и Востока; БЕЛИАЛ - (иврит) без хозяина, основа земли, независимость, Властелин Севера; ЛЕВИАФАН - (иврит) змей из глубин, Властелин моря и Запада.

В раннехристианских представлениях образ дьявола не всегда был антропоморфичен. Например, в "Житии святого Антония", приписываемого Афанасию (ок. 360 г.) дьяволы иногда принимают облик черного юноши, иногда напоминают людей, но с ослиными ногами, а также волков, лошадей, медведей, леопардов, львов, змеев, быков. Запрещалось лишь показывать дьявола в виде голубки или ягненка. Дьяволы часто меняют свой внешний вид, появляясь иногда в виде монахов и святых и даже отрядов воинов. Особенно опасен он в облике ангела, от чего предостерегают "Псалтырь" и некоторые тексты Нового Завета.
Католицизм обратил Сатану в своеобразную систему народного воспитания "от обратного", наделив его столь ужасающей наружностью и резким запахом.

"Я увидал, как некий дьявол черный
Вверх по крутой тропе бежит от нас.
О, что за облик он имел злотворный!
И до чего казался мне жесток,
Раскинув крылья и в ступнях проворный"


(Данте. Божественная комедия. Ад).

читать дальше

@темы: Собрание истин и заблуждений

13:34 

Вера в дьявола в истории религии

Ness Target
С верой в дьявола — важнейшей составной частью вероучения христианства, иудейства, ислама и ряда других религий — в истории человечества связаны страшные преступления: массовое уничтожение женщин и мужчин по обвинению в колдовстве, в связях с дьяволом, преследование прогрессивных движений и передовых общественных деятелей и ученых, разжигание религиозного фанатизма и невежества.
Вера в дьявола — дело не только истории. Вопрос о существовании дьявола стал предметом дискуссии, которая проводится теологами, а также темой публичных выступлений руководящих зарубежных церковных деятелей, которые, как правило, отстаивают учение о реальном существовании дьявола как личностного существа, оказывающего огромное влияние на все происходящее в мире. Только в феврале 1977 г. папа римский, выступая по случаю начала великого поста, сказал, что владыкой мира является демон и что мир находится под господством мощной нечистой силы. Ссылки на дьявола, на сатану, «нечистую силу» как виновников всех мировых бедствий выгораживают действительных виновников мирового зла — империализм и капиталистические монополии. Поэтому необходимо рассказать о том, как возникла вера в дьявола, какое место она занимает в системе всех религиозных учений, а также о той человеконенавистнической роли, которую играла и играет эта вера, неразрывно связанная с верой в бога.

читать дальше

@темы: Собрание истин и заблуждений

13:15 

Идеологическая функция представлений о дьяволе

Ness Target
Разыскание, что есть дьявол, является для человечества таким же важным, как и поиск истины. При известном формальном определении дьявола — он есть «абсолютное зло» — всегда остаются предметом живого интереса и тщательного поиска его содержательные определения. Различные специалисты (а особенно часто — практики) в разных областях гуманитарного знания давно обращаются к образу дьявола, и самый важный из исследователей последних десятилетий — Дж.Б. Рассел, известный американский культуролог, чьи работы начали переводиться на русский язык совсем недавно. В его книгах, выпущенных в 70-80-х годах и посвященных представлениям о дьяволе в различные эпохи истории Европы, собрано множество фактического материала, которым мы будем пользоваться в настоящем очерке.

Однако прежде, чем мы обратимся к его исследованиям, нам следовало бы прояснить собственные основания, ведь при первом приближении, дьявол есть именно разум, стремящийся к истине. Самые ранние его отблески видны нам в первобытной тьме, когда человечество, ведомое еще смутным тогда разумением, раз и навсегда отделилось от природы. С тех пор разум окончательно обосновал свою автономию, право и необходимость розыска истины и преобразования окружающего мира по собственному усмотрению даже при наличии угрозы самому существованию человечества, которое может быть абсолютно спокойно: за него отомстят. Механическое царство, способное погубить человека, впоследствии погибнет само, ибо им будет руководить все тот же разум. Поиск истины ценою собственного существования — совершенное определение дьявола, который, уничтожив нас, убьет и себя. Философия, на первый взгляд, тоже не свободна от подобных обвинений, однако это не так. Философия есть мыслящее рассмотрение предметов, и призыв к научности и точности в философии вовсе не значит призыв к разуму. Мышление — это вовсе не то же самое, что разум. Мыслить — это то же, что и быть. На таком основании мы можем относительно безопасно заниматься поисками дьявола, хотя сам этот поиск внушает недоверие, ведь дьявол всегда находится именно там, где его ищут.

читать дальше

@темы: Собрание истин и заблуждений

12:28 

Представления о дьяволе в образах зверей и птиц

Ness Target
Как уже было сказано ранее, в образе дьявола могут присутствовать единичные черты животных и птиц. Однако дьявол может принимать и полностью звериное обличье. Рассуждение об этом мы находим в книге Афанасьева: «Какъ представитель легко-изменчивыхъ обла-ковъ и тумановъ, чортъ можетъ превращаться во все те образы, в которых древнейшш миеъ олицетворялъ тучи. Согласно съ эпическими названиями облаковъ ходячими, а ветровъ буйными, черти вечно бродятъ по свету и отличаются неустанной беспокойной деятельностью». Таким образом, исследователь устанавливает связь представлений о дьяволе в зверином облике с представлениями о существовавших в пору язычества духах неба. «По быстроте своего полета, -продолжает Афанасьев, - тучи уподоблялись хищнымъ птицамъ, легконогому коню, гончимъ псамъ и дикимъ козламъ и козамъ, а ради той жадности, с которою они пожираютъ (= помрачаютъ) небесные светила, - волку и свинье. Все эти животненные формы можетъ принимать нечистый». Ниже мы рассмотрим животные воплощения дьявола в продиктованном цитатой порядке.

Представления о дьяволе в образе птиц восходят к глубокой древности. Птицы были вестниками богов и сопроводителями душ усопших в царство мертвых. Однако так же, как и животные, птицы часто олицетворяли не только светлые, благосклонные к человеку высшие силы, но и темные и враждебные, которые были представлены прежде всего чёртом и его подданными - бесами.

Прежде всего здесь нужно упомянуть о вороне, чей облик дьявол принимает чаще всего. Почти всегда ворон награждается эпитетом "черный" в соответствии с цветовой гаммой ада и самого дьявола. По свидетельству Афанасьева, в Подольской губернии верят, что нечистый может являться в виде черного ворона; через чей двор перелетит каркающий ворон - там будет падеж скота. Я. Гримм приводит даже народное толкование библейского эпизода: выпущенный Ноем с ковчега черный ворон считается олицетворением сатаны. Эти воззрения укрепляются не столько черным опереньем, хитростью, проворством и быстротой этой птицы, сколько ее древнейшей связью с богом Вуота-ном (Вотаном). В кукольном спектакле доктора Фауста, по свидетельству немецкого исследователя, ворон, который приносил главному герою письма от дьявола, носит примечательное название «птица Меркурия», что вполне объясняет связь ворона с богом-громовержцем.

читать дальше

@темы: Собрание истин и заблуждений

12:25 

Метаморфозы образа Сатаны

Ness Target
Отношение к Сатане как аллегорической фигуре, воплощающей мировое зло, и одновременно конкретному его носителю, имеющему определенное материальное воплощение, в ту или иную эпоху зависело от отношения к явлению бунта. Первый бунтовщик и возмутитель божеского порядка, носящий несколько имен (Сатана - "противник", дьявол, Люцифер и др.), в Ветхом завете выступает символом непокорности, но вовсе не мирового зла. Бунт лежал в основе сотворения мироздания. С метафизической точки зрения в основе любого бунта обычно лежат два момента, условно определяемые как позитивный и негативный:

1) свободолюбие и свобода воли;
2) тщеславие и гордыня.

Идея метафизического бунта, бунта вообще легла в основу романтического течения. Интерес к демоническому, возникший у романтиков, был не случайным; его обусловили прежде всего социальные потрясения, прокатившиеся по Европе в 18-нач. 19 вв., которые необратимо изменили общественное мировоззрение, сместив привычные акценты в трактовке общечеловеческих понятий. В "бунтующем мире" по-иному расставляются акценты на понятиях добра-зла, красивого-ужасного, рационального-иррационального, греха и искупления и, соответственно, в ином ключе переосмысляются библейские образы и мотивы.

Одним из первых к проблеме переосмысления библейской истории и библейских образов подошел Мильтон в "Потерянном рае", 1667. Как впоследствии писал романтик П.Шелли, анализируя значение, которое оказала данная поэма на мировой литературный процесс: "Ничто не может превзойти энергию и величие образа Сатаны... в "Потерянном рае". Ошибочно считать, будто он был предназначен стать общедоступной иллюстрацией воплощенного зла... Мильтон настолько исказил распространенное убеждение (если это можно считать искажением), что не дал своему богу никакого нравственного превосходства над своим дьяволом". А в другой статье добавлял: "Потерянный рай" привел в систему современную мифологию… Что касается Дьявола, то он всем обязан Мильтону. Данте и Тассо представляют его нам в самом неприглядном виде. Мильтон убрал жало, копыта и рога; наделил величием прекрасного и грозного духа - и возвратил обществу". По мнению B.Белинского, возвеличение Сатаны над Богом было у Мильтона непреднамеренным, представляя апофеозу восстания (бунта) против авторитета. Отношение П.Шелли к поэме Мильтона характерно для эстетики романтизма. И если, раскрыв величие Сатаны, опоэтизировав его великий бунт, Мильтон в целом не оправдывает его, так что сатана по-прежнему остается для него отрицательным образом, аккумулирующим в себе мировое зло, то романтики иначе подходят к его трактовке. В демонических картинах первого бунта, живописуемых Мильтоном, современники усматривали отражение революционных потрясений эпохи, в которых принимал участие и сам поэт. Однако заложенная Мильтоном символика, несомненно, была намного шире и многообразнее. Ее отражение и развитие связано с именами Блейка ("Пророческие книги", 1794) и Бекфорда ("Ватек", 1786), которые, помимо бунтарства, вносят в образ сатаны трагические нотки. Если мильтоновский Сатана призывает вкусить познание и тем пойти наперекор Богу, то бекфордовский Эблис, напротив, наказывает за жажду запретного знания и слепое любопытство. В облике демона появляются мотивы, нашедшие впоследствии отражение у Лермонтова: печаль, отчаяние, трагизм, нежность, красота. Демон начинает вселять не страх, а глубокую печаль, это уже не отвратительное дантевское существо из преисподней, а таинственная личность, тираноборец. Мотивы "Ватека" и тема "сатанизма", поднятая им, оказала заметное влияние на творчество европейских романтиков XIX в. "Образ восседающего на огненном шаре Эблиса, - по замечанию А. Елистратовой, - отдаленно предвосхищал Люцифера и падших ангелов Байрона, лермонтовского Демона и другие "сатанинские" образы в поэзии романтизма".

читать дальше

@темы: Собрание истин и заблуждений

13:26 

Вера в дьявола в Коране и исламе

Ness Target
Семь раз в Коране повторяется почти в сходных выражениях рассказ о том, как бог наказал непокорного ангела Иблиса (главы II, VII, XV, XVII, XVIII, XX, XXXIII). Вот один из таких рассказов. Аллах сказал ангелам: «“Поклонитесь Адаму!” — и поклонились они, кроме Иблиса; он не был из поклонившихся. Он сказал: “Что удержало тебя от того, чтобы поклониться, раз я приказал тебе?” Он сказал: “Я — лучше его: ты создал меня из огня, а его создал из глины”. Сказал он: “Низвергнись отсюда; не годится тебе превозноситься там! Выводи же: ты — среди оказавшихся ничтожными!”» (VII, 10–12). Повторяется в Коране и библейский рассказ о грехопадении «первой человеческой пары»; причем в рассказе Библии искуситель выступает под видом змея, а в Коране он назван сатаной: «И мы сказали: “О, Адам! Поселись ты и твоя жена в раю и питайтесь оттуда на удовольствие, где пожелаете, но не приближайтесь к этому дереву, чтобы не оказаться из неправедных”. И заставил их сатана споткнуться о него и вывел их оттуда, где они были...» (II, 33–34).

Фантазия проповедников ислама, подобно фантазии проповедников других религий, населила мир полчищами демонов, которыми духовенство запугивает верующих. Еретиков же бог всецело предоставляет во власть дьявола: «На одного человека рождается десять демонов, и все они остаются в живых, тогда как люди умирают. У Иблиса есть престол в воздухе, откуда он рассылает своих гонцов, 70 раз в день приносящих ему сведения о людях. Когда к человеку приближается смерть, Иблис для захвата его души посылает 70 000 демонов; Бог на каждого демона посылает 10 ангелов, но этой защитой пользуются только... правоверные последователи пророка»[37].
В исламе дьявол оказывается то единым существом, почти равным богу противником, а то совокупностью подчиненных духов тьмы. «Образ дьявола, как и образ Магомета, стоит в центре религиозного сознания»

читать дальше

@темы: Собрание истин и заблуждений

13:28 

Сатана в исламе

Ness Target
В отличие от христианских традиций, кораническое наименование Иблиса в значении «джинн» предпочтительней, чем «ангел». Этот джинн создан из огня и в исламской традиции имеет свободную волю. В исламе ангелы являются как посыльные, не обладающие свободой волей.

Иблис обладал силой, близкой к ангельской по исламской концепции Бога, будучи когда-то набожным и скромным джинном. Когда Бог приказал всем ангелам преклониться перед Адамом, Иблис, наполненный гордости, ревниво отказался повиноваться приказу Бога ввиду того, что считал Адама низшим созданием.

Иблис попросил Всевышнего Аллаха, чтобы Он позволил ему жить свободно до дня Суда. Бог принял просьбу Иблиса и гарантировал наказание Иблису и его последователям в виде адского огня. Бог, чтобы испытать человечество и джиннов, позволил Иблису бродить по земле и пытаться совращать других.

читать дальше

@темы: Собрание истин и заблуждений

13:30 

О сатане и бесах

Ness Target

Хроники темного пламени

главная